Media

32 года на размышления

Published on: 5 October 2018


Первый этап президентства Дональда Трампа, чрезвычайно успешный с точки зрения экономики, ознаменовался серией скандалов, связанных со стремлением демократов добиться отставки президента. И дело здесь не в тех или иных реальных недостатках эксцентричного Дональда — кто из нас без греха? Проблема в том, что мировоззрение Трампа и его поведение не вписываются в господствующую в американском истеблишменте идеологию политкорректности, являющуюся торжеством тоталитаризма, ханжества и лицемерия.

Очередной скандал разгорелся в связи с предстоящим назначением на освободившуюся должность члена Верховного суда США. Для Трампа это вопрос чрезвычайной важности. Верховный суд обладает широкими полномочиями, и не исключено, что со временем именно в его руках окажется судьба самого Трампа. Так что иметь там своего человека отнюдь не помешает.

Выбор Трампа пал на Бретта Кавано — блестящего юриста, выпускника Йельского университета, имеющего огромный опыт работы. В свое время Кавано входил в команду спецпрокурора Кеннета Стара, расследовавшего обвинения против президента Билла Клинтона, не пожелавшего покаяться в своей связи со стажеркой Белого дома Моникой Левински. Это расследование представляло собой апофеоз той самой тоталитарной «политкорректности». Теперь же — вот ирония истории! — ее очередной жертвой стал сам судья Кавано.

Весьма пожилая на вид дама по имени Кристин Блейзи Форд обвинила Бретта Кавано в том, что он, будучи учеником средней школы, на одной из вечеринок якобы попытался изнасиловать ее. Дело было — если было! — 32 года назад. Бретт Кавано эти обвинения отверг. Однако демократы ухватились за этот эпизод с цепкостью бультерьера. В газете New York Times, являющейся оплотом левого либерализма, развернулась потрясающая по мощи кампания прославления Кристин Форд, чьим голосом якобы говорят легионы американских женщин, подвергшихся сексуальному насилию.

В сенате США прошли многочасовые мучительные слушания, где выступили Кристин Форд и Бретт Кавано. Надо сказать, что судья Кавано в выражениях не стеснялся, обвиняя демократов в том, что они инспирировали против него грязную клеветническую кампанию. Что, впрочем, было немедленно поставлено ему в дополнительную вину.

Республиканцы, со своей стороны, пригласили специального прокурора из Аризоны Рэчел Митчел, специализирующуюся на делах о сексуальном насилии. Заслушав показания «потерпевшей» и самого Кавано, прокурор заявила, что расследовать здесь нечего, поскольку никаких доказательств вины Бретта Кавано не представлено.

В самом деле, по словам «потерпевшей», на злополучной вечеринке, помимо нее и ее подруги, присутствовали еще четыре молодых человека, однако ни один из них не смог припомнить, чтобы там имело место какое-либо насилие. Кристин Форд интерпретировала этот факт своеобразно: мол, эти люди были настолько привычны к подобным эпизодам, что они просто не откладывались в их памяти.

На этом расследование стоило бы и закончить, оправдав Бретта Кавано за отсутствием доказательств его вины. Однако настырные демократы не унимаются, и скандал приобретает всемирный масштаб: даже телевидение Израиля, где нравы вроде бы попроще, чем в США, уделяет ему массу времени.

У меня как у юриста в связи с этим возникает несколько вопросов. Во-первых, почему Кристин Форд «вспомнила» о якобы учиненном над ней насилии только недавно? Где она была целых 32 года? Если данный эпизод потряс ее настолько, что, по ее словам, вся ее жизнь превратилась в сплошной кошмар, почему она не заявила о нем немедленно? Что именно могло ей помешать?

Во-вторых, насколько вообще можно доверять ее утверждениям? Кристин Форд не производит впечатления хладнокровной лгуньи: скорее всего, она верит в то, что говорит. Однако истоки этой веры могут быть различными. Вечеринки старших школьников никогда и нигде не отличались особым благочестием. Тем более 32 года назад, когда США еще не накрыла нынешняя волна ханжества и лицемерия. Вполне возможно, что 17-летний подросток Бретт Кавано и в самом деле позволил себе что-то лишнее. Впрочем, как утверждает он сам, в период учебы в школе и еще долгое время после того он никаких сексуальных контактов не имел и тем более не помышлял ни о каком насилии. С точки зрения беспристрастного наблюдателя его слова имеют не меньшую силу, чем утверждения Кристин Форд. Но даже если Бретт Кавано и допустил какую-то фривольность, отнюдь не факт, что речь шла о реальной попытке изнасилования. Скорее всего, этот эпизод постепенно «раздулся» в памяти Кристин Форд до гигантских размеров под влиянием того, что ей, как и многим другим людям, свойственно искать объяснение своих жизненных неудач каким-то внешним воздействием. В самом деле, не у каждого найдется мужество сказать: «Да, я не обладаю особыми талантами, а потому и достижения мои весьма скромные». Куда удобнее заявить, что в этом виноват кто-то другой.

Хуже здесь другое. Известно, что человек — животное стадное. Любая модель поведения, получающая общественное одобрение, немедленно становится примером для подражания. Нет сомнения, что у Кристин Форд найдутся (и уже нашлись) многочисленные последовательницы, и отныне каждое важное назначение будет сопровождаться такого рода скандалами. В то же время закон как бы приобретает обратную силу: социальное поведение, которое в свое время считалось приемлемым, отныне можно осуждать с позиций сегодняшнего дня. Дело дошло до того, что судье Кавано уже ставят в вину употребление в юности пива. Если так пойдет дело дальше, президент Джон Кеннеди должен быть, подобно Оливеру Кромвелю, извлечен из могилы и публично распят, поскольку по части «сексуальных доказательств» он не знал себе равных. Правда, во времена сексуальной революции это никого не волновало.

В России, как известно, также имел место эпизод, когда несколько журналисток обвинили известного депутата Государственной думы в сексуальных домогательствах. Не принимая ни ту, ни другую сторону в данном конфликте, хотел бы дать простой совет всем женщинам: если вас не устраивает поведение мужчины, следует корректно, но твердо заявить ему об этом. Если же непристойные домогательства продолжаются, об этом нужно без промедления сообщить его начальству, а в более серьезных случаях незамедлительно обратиться в правоохранительные органы. Не ждите 32 года! Чем больше времени проходит с момента совершения преступления, тем труднее его расследовать.

Автор — заслуженный юрист Российской Федерации, адвокат, доктор юридических наук, профессор

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Site map

Contact

© Anatoly Kucherena. All rights reserved.